Ср. Сен 30th, 2020

Джеймс Ваулз о том, что произошло под конец гонки

Главный стратег Mercedes Джеймс Ваулз ответил на многочисленные вопросы болельщиков, связанные с драматичной концовкой Гран При Великобритании.

Джеймс Ваулз: «Для начала вернёмся к квалификации. Важно понимать, что ещё в субботу и мы, и Макс Ферстаппен лишились нескольких шин из-за порезов и вылетов в гравий. В случае с Валттери Боттасом в одном из заездов на шинах Medium серьёзные повреждения получило заднее правое колесо, и мы не могли использовать его в гонке. Поэтому пришлось взять шину из второго комплекта Medium.

Это не значит, что мы не могли по ходу гонки поставить на его машину резину этого состава, но комплект был бы уже несколько неполноценный. У Ферстаппена была такая же история. По-моему, у него обе задние шины были испорчены.

У Льюиса Хэмилтона тоже был разворот, после чего все четыре шины оказались непригодными для дальнейшего использования. Поэтому, когда пришло время гонки, тактика двух пит-стопов была явно не лучшей. При такой тактике быстрее всего можно преодолеть дистанцию, если стартовать на шинах Medium, перейти на Hard, а финишировать снова на Medium.

Но у нас не было нормального комплекта шин средней жёсткости для Валттери, а у Льюиса второго комплекта Medium не было вообще. И нам бы пришлось заканчивать гонку на мягкой резине. Проблема в том, что Soft очень плохо работает в Сильверстоуне. Большинство соперников, стартовавших на такой резине, спешили побыстрее от неё избавиться.

В общем, мы анализировали вариант с двумя пит-стопами и даже обсуждали его с Валттери уже по ходу гонки, но при любых раскладах выходило, что догнать Ферстаппена было бы крайне сложно, уже не говоря о том, чтобы опередить. Но теоретически такая тактика была возможна, хотя всерьёз мы её не рассматривали.

Самыми быстрыми шинами из имевшихся в нашем распоряжении были Hard, а это тем более осложняло выбор в пользу схемы с двумя пит-стопами. По ходу гонки у нас не было волнений по поводу ресурса этих шин, и никаких признаков того, что они могут не выдержать, мы не видели. Крайне редко вы проводите лишний пит-стоп, пропуская вперёд соперника, без веских причин, если только вы не убеждены, что схема с двумя остановками в боксах сработает.
Многие спрашивают нас о вибрациях, о которых гонщики говорили по ходу Гран При. Данные телеметрии подтверждали, что вибрации есть. На машине установлено множество датчиков, и некоторые из них позволяют определить, есть ли с шинами какие-либо проблемы. Мы использовали эту информацию, чтобы оценить состояние резины, поскольку гонщики по ходу дистанции могут заблокировать колёса. Могут возникнуть и другие сложности, к тому же мы придерживаемся определённых ограничений, если говорить о количестве кругов, которое шины выдерживают. Эти ограничения выработаны на основе многолетнего опыта.

В общем, вибрации были, и на машине Валттери они начались уже в самом начале второго отрезка гонки, он неоднократно сообщал об этом по радио, последний раз на 40-м круге. Нас он тоже спрашивал, не замечаем ли мы эти вибрации.

Но ни в какой момент времени у нас не было явных причин для тревоги. А у Льюиса никаких вибраций не было вообще. Что касается Валттери, то эти вибрации его расстраивали, но при этом практически не сказывались на скорости.

Если проанализировать гонку Боттаса, то ему пришлось сложнее, чем напарнику. Он ехал позади Льюиса, и ему приходилось прикладывать огромные усилия, чтобы не отставать. Для этого он использовал скоростные возможности машины, особенно в поворотах, и я не сомневаюсь, что его шины были изношены сильнее, чем у Хэмилтона. Когда вы лидируете, то перед вами свободная трасса, и вы можете контролировать ход гонки, что всегда проще.

Это тоже могло как-то повлиять, но в реальности два случая разрушения шин произошли с интервалом буквально в несколько секунд. Учитывая разное состояние шин у Валттери и Льюиса, маловероятно, что дело было только в этом.

До финиша гонки оставалось несколько кругов, гонщики знали, что отрывы уже были огромными – как Валттери от Ферстаппена, так и Льюиса от Валттери, и уже ничего не могло случиться, если только не произойдёт серьёзная проблема. Когда мы преодолевали 11-й, 12-й и 13-й повороты,
Кими Райкконен вылетел за пределы трассы, и на краю асфальтового покрытия остались обломки.

Наши гонщики по ним проехали, но в тот момент ни одна из систем, которые есть в нашем распоряжении, не просигналила о том, что на шинах возникли порезы или проколы. Колесо на машине Валттери лопнуло мгновенно, оно сразу потеряло давление, причём всё произошло в самый неподходящий момент под конец гонки и в самом неподходящем месте, поскольку машина только что миновала въезд на пит-лейн.

Боттасу пришлось проехать на спущенном колесе целый круг, именно поэтому он откатился со 2-й позиции на 11-ю, что и предопределило его результат в минувший уик-энд.

Что касается Льюиса, то на его машине шина разрушилась в районе 6-го или 7-го поворотов. Нас многие спрашивают, насколько хорошо он справился с задачей, когда после этого надо было добраться до финиша. Подтверждаю: он всё сделал очень правильно!

Я бы обратил особое внимание на то, как он преодолел 15-й поворот. Это скоростной правый поворот – напомню, передняя левая шина уже лопнула, а ведь в этих обстоятельствах именно на неё приходится нагрузка. На выходе из него он очень правильно расположил машину по отношению с заключительной комбинации поворотов, чтобы в итоге пересечь линию финиша.

Могли ли мы что-то сделать по-другому? В случае с Льюисом – безусловно. У нас была возможность провести пит-стоп. Но всё произошло на самом последнем круге дистанции. Важно понимать, что если бы мы остановились до этого, то победа досталась бы Ферстаппену. Проведи мы пит-стоп, я не сомневаюсь, что в Red Bull решили бы оставить его на трассе.

Но они предпочли поменять резину на машине Макса, чтобы получить дополнительный призовой балл за лучший круг, хотя состояние шин их тоже волновало – в итоге они упустили победу.

Сейчас мы понимаем, что должны были позвать Льюиса в боксы. Мы этого не сделали потому, что он был на 30 секунд впереди Макса, уже заметно сбросил темп, и ему оставалось лишь проехать последний круг. Мы не слишком волновались, выдержат ли шины этот последний круг, зато проведение лишнего пит-стопа – это всегда лишний риск. Иногда более безопасно проехать один круг в более медленном темпе, чем обычно.

Но в итоге мы поняли, что это была ошибка, которая могла нам дорого обойтись. К счастью, всё сложилось удачно».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 + 16 =